Ребенок вас не слушается? Радуйтесь!


«Мой ребенок неуправляемый, упрямый, капризный, закатывает истерики, игнорирует мои просьбы, нарушает запреты». Когда подобные сетования появляются на интернет-

форумах, обязательно находятся «психологи от бога», которые спешат пригвоздить растерянных родителей: «Ребенку не хватает любви и внимания» и настоятельно советуют «просто любить свое дитя» – и тогда, мол, оно с радостью станет послушным и покладистым. Так ли это на самом деле? Как грамотно реагировать на отказ ребенка выполнять ваши просьбы и подчиняться требованиям? В этих актуальных для многих родителей вопросах портал www.interfax.by разбирался с семейным психологом Максимом Бодиковым.

– Максим Михайлович, согласны ли Вы с тем, что детское непослушание – признак неблагополучия в детско-родительских отношениях? И действительно ли корень проблемы в том, что ребенку не хватает любви и внимания матери и отца?

– Прежде чем говорить о детском непослушании, давайте разберемся, для чего родителям надо, чтобы ребенок их слушался, вел себя определенным образом. Когда мамы и папы откровенно отвечают себе на вопрос: «Какого человека я собираюсь воспитать?», проблема непослушания часто снимается. Потому что они осознают, что послушный ребенок – это удобный ребенок, для них самих и окружающих, но не для себя самого.

Конечно, здорово, когда сын или дочь во всем беспрекословно тебя слушается в 5, 10, 15 лет. Вот только не стоит мечтать, что такой ребенок, едва достигнув совершеннолетия, вдруг станет самостоятельным, целеустремленным, инициативным, будет точно знать, чего хочет от жизни. На практике, когда послушные дети приближаются к взрослости, их родители хватаются за голову: «Он (она) ничего не хочет!» И недоумевают почему.

Что стоит за непослушанием ребенка, нужно разбираться в каждом конкретном случае. Одно дело, когда он не хочет убрать за собой тарелку со стола, и совсем другое, когда перечит родителям, потому что у него есть своя точка зрения. Дети до 5-6 лет своим непослушанием тестируют, кто главнее в отношениях – они или родители. Если взрослые вышли из себя, начали орать или наказали, то ребенок делает вывод, что главный – он.

После того, как родители определись с ответом, с какой целью и в каких аспектах следует добиваться послушания, важно решить, как его компенсировать, т.е. каким образом формировать у ребенка качества, которые все же необходимы – ту же целеустремленность, например.

С нехваткой родительской любви и внимания может столкнуться первый ребенок в семье в возрасте 3-7 лет при появлении младшего брата или сестры. Дети старше 7 лет чаще всего не замечают, что родители с появлением младенца стали уделять им меньше внимания. У последующих детей такая проблема изначально не возникает, потому что они никогда не были единственными у мамы и папы. Дефицит родительского внимания может приводить к непослушанию ребенка, но, по моим наблюдениям, не более чем в трети случаев от общего количества.

– В некоторых случаях непослушание ребенка – вполне нормальное и даже необходимое явление, верно? Так, психологи утверждают, что подростковый кризис легче протекает у ребенка, который в три года был неуправляемым и на все предложения родных решительно отвечал: «Нет!», «Не буду!», «Не хочу!», а вот подросший тихоня обязательно заставит родителей поволноваться. Но даже если взрослый понимает, что это нормально, когда сын или дочь время от времени не слушается, ему бывает сложно справиться со злостью и стыдом, если сцена разворачивается при свидетелях…

– Негативные эмоции в ситуациях, когда ребенок не слушается, – ответственность исключительно родителей. Вообще это нормально, когда маленькие дети орут, и если посторонние люди, например, в общественном транспорте или магазине, бросают на вас осуждающие взгляды, шикают, требуют: «Сделайте что-нибудь!» (другими словами: «Заткните рот своему ребенку, чтобы мне было комфортно»), то это их проблема. Пусть они решают ее сами, не касаясь вас и ваших детей. В Европе на детский ор реагируют адекватно – совершенно спокойно.

Нынешнее поколение родителей воспитывали послушными, т.е. удобными для окружающих. Поэтому те, кому сейчас 30-40 лет, стремятся выглядеть хорошими в глазах других людей, остро переживают за свой имидж родителя. Они придумали себе картинку, что они идеальные мамы и папы, и безуспешно пытаются ей соответствовать. Встреча с реальностью приводит к депрессиям, нервным срывам.

Когда «хороший родитель напоказ» вдруг становится неудобным, он испытывает большой дискомфорт. И транслирует свою модель поведения ребенку, болезненно реагируя на его непослушание. Так вот вместо того чтобы стараться угодить окружающим, лучше задумываться над тем, а удобно ли тебе самому оттого, что ты удобный. Ради кого и ради чего ты поддерживаешь этот имидж?

– Максим Михайлович, у Вас с женой трое маленьких детей. Они послушные? Как Вы реагируете, когда они нарушают установленные в семье правила?

– Мой 4-летний сын очень непослушный, и меня это радует. Я уже вижу, насколько это хорошо: он самостоятельный, очень целеустремленный, точно добьется того, что ему нужно (уже сейчас добивается). Негативные эмоции у меня появляются только тогда, когда дети делают что-то опасное. Если дети меня не слушаются, я не выхожу из себя по одной простой причине: у меня нет представления о том, что я идеальный папа, и нет желания казаться идеальным. Дети не слышат от меня: «Я точно знаю, что для вас лучше».

От детей мы с женой требуем безусловного выполнения правил, которые касаются жизни и здоровья. Формулируем правило простыми словами, убеждаемся, что дети его поняли. Обязательно предупреждаем о последствиях нарушения правила, причем до того, как появилась такая возможность. Так, наши дети должны переходить дорогу, держа взрослых за руку. Однажды сын на самокате пересек выезд со двора, не подождав нас с женой. Я его догнал, напомнил правило, предупредил, что выброшу самокат, если такое повторится. Сын сказал, что все понял, – и на ближайшем перекрестке снова не остановился. Самокат я тут же опустил в мусорный контейнер. Сын помнит об этом случае, и желания нарушить правило при переходе дороги у него с тех пор ни разу не возникло.

Во всех остальных случаях мы с детьми торгуемся, причем сын и старшая дочка (младшая еще маленькая) нередко выигрывают эти споры.

– Если человек не научится учитывать и уважать интересы других людей, проблем в его жизни будет не меньше, чему у «хорошего родителя напоказ», разве не так?

– Конечно, границы должны быть. Вопрос в том, как их формировать. Если ребенок регулярно слышит от родителя жесткое: «Должно быть так, и никак иначе, потому что я так сказал», то подростковый бунт случится в 90% случаев. Следует воспитывать не границы (понимание того, как нужно) как таковые, а понимание последствий своих поступков, чтобы подросший ребенок мог самостоятельно совершать выбор, а не беспрекословно следовать авторитету. А если кто-то сомневается, то подумайте, что в тоталитарных сектах тоже говорят, как нужно, но кому от этого хорошо?..

Адекватное понимание последствий своих поступков формируется у ребенка годам к 9. До этого возраста родители, озвучивая правила, должны сами говорить о последствиях его поступков. Например: «мы не ходим по лужам без резиновых сапог», потому что «промокнут ноги, с мокрыми ногами можешь заболеть, заболеешь – будешь лечиться, не сможешь гулять на улице».

Большинство границ можно сформировать либо за счет объяснений, либо за счет сделки. Торг – очень эффективная модель отношений с детьми. Ребенка не нужно заставлять что-то делать – мотивируйте его и получите то, что нам нужно, не силой и принуждением, а в обмен на что-то.

Допустим, вы разрешаете ребенку проводить у телевизора не более получаса в день, но он хочет посмотреть фильм, который длится час. Или горит желанием заниматься в платной секции. Вы должны сказать: «Хорошо, а что мне с этого будет? Что ты можешь мне предложить?» И ребенок начинает думать. Чем он старше, тем больше вероятность, что рано или поздно предложит вариант, который вам нужен. Если ребенок маленький, сами подкиньте ему идею: «Давай договоримся: ты ходишь в секцию, но каждый вечер моешь посуду за всей семьей». Ребенок имеет право согласиться или не согласиться, но в любом случае он быстро понимает: если я чего-то хочу, то должен что-то предложить. Через какое-то время это становится манерой поведения, переносится на общение с окружающими. Уходит детское эгоцентричное «мне должны». Последствия самые благотворные, ведь все взаимоотношения между людьми строятся на принципе «ты – мне, я – тебе».

– Как родителю вести себя, если ребенок не выполняет договоренности? Скажем, обещал прийти домой в 10 вечера, а вернулся в 11.

– Прежде всего нужно выяснить, почему ребенок не выполнил договоренность, и принимать решение, исходя из ситуации. Причем делать это нужно, когда все участники контролируют свои эмоции. Чувствуете, что ребенок или вы вот-вот выйдете из себя, сорветесь на крик, наговорите обидных слов – возьмите тайм-аут. Можно ввести более жесткое ограничение на месяц-два: не можешь вернуться в 10, значит, приходи домой в 7. Точки воздействия могут быть разными: ребенок может переживать, что мама расстроится, а папа перестанет доверять, лишение Интернета, гаджетов, карманных денег.

Даже если ребенка неправильно воспитывали сызмальства, в подростковом возрасте можно все изменить и вырулить на хорошие отношения с ним. Давайте ребенку больше свободы, наделяйте бОльшим пластом ответственности – и, если вы будете правильно себя вести с ним (перестанете быть всезнающим мамой или папой, а начнете общаться с позиции «на равных», проявляя уважение к его личности и не допуская неуважения к себе), он начнет сам формировать границы. В итоге вы будете уважать друг друга и приходить к обоюдным договоренностям.

Беседовала Ирина Барейко
Читать полностью: https://www.interfax.by/article/1233557

Оставьте комментарий

Войти с помощью: